Владимир Шрага (motoknitok) wrote in photo_polygon,
Владимир Шрага
motoknitok
photo_polygon

Беларусь. 6000 дней независимости

Бедненько, но чистенько. Скромненько, но небезнадежненько. Беларусь сегодня во многом продолжает жить, как в советские времена. Счастья для всех, и пусть никто не уйдет обиженным! Ничего, что в магазинах продается только один сорт счастья. Ничего, что обиженные время от времени выходят на площадь Независимости и требуют от батьки, чтоб этикетка счастья была поярче и чтоб на вкус оно было не таким кислым.




Двадцатого марта Беларусь могла бы отпраздновать своеобразный юбилей независимости – шесть тысяч дней без СССР. Некоторые этимологи полагают, что слово «Белая» в названии Белой Руси изначально использовалось в значении «независимая, свободная». По иронии исторической судьбы, с XIII века и до 10 октября 1991 года Белая Русь почти не знала независимости. Все эти семь столетий Ruthenia Alba была буферной зоной между Востоком и Западом, ареной всех самых кровопролитных войн, территорией, которую делили между собой литовские, польские и московские князья. Идея национальной независимости за это время настолько истерлась и выветрилась, что даже после распада СССР Беларусь всеми силами старается интегрироваться в Россию. Как-то по инерции. Конечно, тесный союз с Россией обеспечил бы необъятный рынок сбыта, конечно, появилась бы возможность выбить себе особые условия поставки энергоносителей. Но других причин так сильно привязываться к Москве, кажется, нет.

Многие, съездив в Беларусь, говорят, что их ностальгия по прошлому пробирает. Мол, будто из далекого детства эти радостные лица на плакатах, бодрые новости об увеличении надоев по телевизору, сельсоветы и райисполкомы. Непонятно одно – при чем тут прошлое, если все то же самое есть здесь и сейчас в России? С одной небольшой разницей – там не только плакаты рисуют, как в советские времена, там и работают, как в советские времена. Беларусь – единственная страна СНГ, где не закрылись предприятия-гиганты.


Витебск, вид на промзону

Люди, машины, земля – все что-то производят. Ощущение всеобщего труда – вот оно для нас действительно из далекого прошлого. Основная проблема современной Беларуси – перепроизводство. Вокруг уже давно нет союзных республик, которым можно сбывать зерно, мясо и грузовики, а объемы выпускаемой продукции не только вернулись на советский уровень, но и продолжают расти. Ее некуда девать, она лежит на складах и дешевеет. Зато все при деле. Одни стоят у станка, другие следят за порядком, третьи метут улицы. В городах нет бомжей, в деревнях – безработных.


Четыре дворника на один квадратный метр – это не только чистота, но и социальная защита населения. Браслав, ул. 1 Мая

От советского строя Беларусь унаследовала и привычку тотального и молниеносного внедрения всех идей партии и лично батьки Лукашенко. Как раньше отличительным признаком ленинградца были кроссовки-«динамовки», а юного советского гражданина – пионерский галстук, так современного белоруса без труда можно узнать по «фликеру» – светоотражающему элементу, который велено носить всем. При всей разумности этой идеи (шатающегося пешехода, бредущего по темной обочине деревни Казлы, теперь действительно можно заметить в свете фар), тотальное навешивание разноцветных ярлычков на людей выглядит весьма забавно.

Пожалуй, главное, что изменилось в Беларуси с советских времен – это отношение к религии. Православие сосуществует с католицизмом, в стране строятся храмы, на открытие которых приезжает лично президент страны. Священнослужители, особенно в деревнях и поселках, занимаются благоустройством и просветительской деятельностью. Православные возрождают свои святыни, католики – свои, и их раздельные, но однонаправленные усилия дают неплохие результаты.


Католический костел и православная церковь. Глубокое, Витебская область

Яркий пример такой деятельности – постепенное превращение невзрачной деревни Париж в музейно-туристический центр. Именно о таком будущем для белорусской тезки французской столицы мечтает 82-летний ксендз Юзас Булька. В прошлом году по его инициативе в деревне была поставлена 30-метровая вышка, имитирующая Эйфелеву башню и увенчанная крестом. Булька планирует открыть в Париже выставочный зал, музей и библиотеку, а вокруг «Эйфелевой башни» соорудить пять прудов.


Деревня Париж, Витебская область


Собственно говоря, музей в Париже уже есть. Вернее, краеведческий уголок в местной школе. Но экспозиции этого «уголка» позавидовал бы любой городской музей. Помимо стендов, подробно рассказывающих об истории края, здесь можно увидеть богатейшие коллекции всего, что только можно коллекционировать – утюгов, армейских пуговиц, открыток, календарей, значков, бумажных и металлических денег. Многие уникальные экспонаты удалось достать, благодаря Бульке. Например, мало кто догадывается, что в Советском Союзе были чековые книжки, хотя в массовом сознании они ассоциировались исключительно с капиталистическим миром. А в коллекции парижского школьного музея такой экспонат есть. Хранятся здесь и талоны времен экономического кризиса - для того, чтобы совершить любую покупку, нужно было иметь одновременно деньги (легендарные «зайчики»), талоны и «визитную карточку покупателя». Талоны были розовые и зеленые – женские и мужские, соответственно.


Мотоцикл во французском Париже – крайне популярное транспортное средство среди всех слоев населения, от гламурных дамочек до профессоров. Белорусские парижанки тоже гоняют на мотоциклах, а кроме того, посещают дамский клуб «Парижанка»

История деревни Париж весьма типична для Беларуси. Если верить местной легенде, то во время войны 1812 года Наполеон, проходя со своими войсками по тогдашней Речи Посполитой, воскликнул вдруг: «Красиво здесь, как в садах Парижа!» Местные жители, не особо владевшие французским, подумали, что Наполеон хочет назвать деревню, лежащую перед ним, Парижем. «Да как хошь пусть называет, лишь бы лошадей не тронул», – решили они. Лошадей, впрочем, французы все-таки увели, а деревня с тех пор стала называться Парижем. В советские времена ее объединили с соседней деревней – Новодруцком, но в 2006 году жители добились возвращения прежнего названия. Теперь сюда время от времени наведываются журналисты и туристы, но сама идея возвращения имени, данного деревне французскими завоевателями, весьма неоднозначна. Например, учитель истории парижской школы к переименованию отнеслась неодобрительно: «Наполеон тут пограбил-пожег и дальше пошел. Зачем нам название, которое он придумал? Тем более, что Новодруцк – название куда более древнее. А Парижей этих на пути Наполеона и без нас немало выросло – в одной только Литве несколько штук!»

На улицах белорусского города можно встретить конную повозку, а во многих деревнях есть кинотеатры и великолепные костелы. Деревня и город в Беларуси ближе друг к другу, чем мы привыкли. В городах очень много милиционеров и дворников, люди по-деревенски открыты и просты в общении. Так, если вы едете на машине, вас может остановить гаишник. Но не для того, чтобы оштрафовать и даже не для того, чтобы проверить документы. А для того, чтобы по-свойски попросить вас подвезти его.


Милиционер в беседке ждет попутную машину. Браслав

Видеокамеры, развешенные на столбах и крышах домов в белорусских городах, – признак времени. Впрочем, даже сами милиционеры признают, что сидеть и целыми днями смотреть на то, что показывают эти камеры, обычно некому. Не хватает рабочих рук! И глаз. В целом, количество милиционеров на городских улицах поначалу шокирует. Они действительно повсюду. Но бояться их не следует – за разрез глаз, как у нас, они никого не останавливают.


Столб с камерами видеонаблюдения. Витебск

В деревнях милиционеров значительно меньше, но если очень хочется пообщаться с представителями власти, то такой повод можно найти всегда. Например, заехав в погранзону.
Друя – приграничная деревня. За рекой уже Латвия. Въезд сюда возможен только по специальным пропускам и справкам. Но на свой страх и риск можно приехать сюда и без справки – КПП на дорогах нет. Впрочем, пограничники регулярно наведываются в деревню проверять, не занесло ли в запретную зону кого-нибудь чужого.
Между тем, Друя – более чем занятное местечко. Именно местечко – до гитлеровской оккупации здесь жило очень много евреев, о чем свидетельствует и древнее еврейское кладбище, восстановленное недавно силами евреев со всего света, и хорошо сохранившиеся каменные двухэтажные дома местных зажиточных лавочников.


Еврейское кладбище. Друя

Во время отечественной войны в Друе, как и во многих белорусских городах и деревнях, было созданы гетто, жители которого были расстреляны.

Но основную часть населения Друи составляли и составляют этнические поляки. До войны здесь была территория Польши. Жительница Друи, полячка, вспоминает, как сюда приходила советская власть: «По одну сторону деревни была еще Польша, на Янов день люди веселились, пели песни. А по другую – была советская власть, где девушек запрягали в плуг вместо лошадей.»


Жительница Друи, полячка, вспоминает, как в начале войны они с матерью залегли на поле, спасаясь от обстрелов , а над ними летели немецкие самолеты и сбрасывали на деревню бомбы

А когда-то Друя была совсем не деревней, а городом Полоцкого княжества, находящимся на крупном торговом пути. В XIV веке был построен Друйский замок, а в XVII веке сюда пришли бернардинцы и основали свой монастырь. Когда-то вся Белоруссия считалась страной городов и замков, что уж говорить про западную ее часть, в которую европейская культура проникла давно и прочно утвердилась. Сейчас, впрочем, об этом напоминают только костелы – они выглядят так, будто упали с неба прямо на эти деревенские улицы.


Монастырь бернардинцев, расположенный на холме в Друе


Народ белорусский настолько прекрасен и наивен, будто тоже свалился откуда-то в этот жестокий мир. В нем нет русской ухватистости и хитрости, нет украинской крикливости, но нет и европейской привычки дистанцироваться друг от друга. Белорусы – большие, хорошие дети. С этим мягким народом жесткая рука может вытворять, что угодно. И как-то хочется, чтобы рука эта не сминала людей, а вела их хоть к какому-нибудь счастью. Пусть даже оно будет одного сорта и завернутое в газету «Звязда».


Жители деревни Друя



Снегопад. Глубокое


Привезли кур на продажу. Друя


Народ сильнее империи. Друя
Tags: СНГ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments